Гарри Поттер и роковые мощи

Смотрите также:

- 89 -

– Что ты видел, – спросил Рон. – Ты видел его у нас дома?
– Нет, я просто почувствовал ярость… он очень зол…
– Но это могла быть Нора, – громко сказал Рон. – Что ещё? Ты ничего не видел? Он кого-нибудь проклинал?
– Нет, я просто почувствовал ярость… я не смог понять…
Гарри чувствовал смятения, а Гермиона лишь всё ухудшила, спросив испуганным голосом:
– Это снова твой шрам? Что происходит? Я думала связь прервалась!
– Прервалась. Ненадолго, – пробормотал Гарри, его шрам до сих пор болел, он чего ему было сложно сосредоточиться. – Я… я думаю, оно возникает, когда он теряет контроль, так было…
– Но тебе нужно закрыть разум! – нервно сказала Гермиона. – Гарри, Дамблдор не хотел, чтобы ты пользовался этой связью, он хотел, чтобы ты её оборвал, вот зачем тебе нужна Окклюменция! Иначе Волдеморт может понасадить в твоём разуме фальшивых картинок, помнишь…
– Да, я помню, спасибо, – сказал Гарри, сжав зубы; ему не надо было напоминание от Гермионы ни о том, что однажды Волдеморт уже использовал эту связь между ними, чтобы заманить его в ловушку, ни о том, что по этой причине погиб Сириус. Он не хотел рассказывать им, что он увидел и почувствовал, от этого угроза, исходящая от Волдеморта, становилась сильнее. Шрам болел всё сильнее, это походило на самообман, отказ верить в то, что ты болен.
Он повернулся к Рону и Гермионе спиной, делая вид, что изучает старый гобелен с генеалогическим деревом Блэков. Гермиона вскрикнула. Гарри достал палочку и быстро повернулся, затем увидел серебристого Патронуса, пролетающего сквозь окно комнаты и приземляющегося на полу перед ними. Патронус принял форум горностая и заговорил голосом отца Рона.
– Семья в безопасности, не отвечайте, за нами следят.
– Патронус растворился в воздухе. Рон застонал, усаживаясь на диван, Гермиона подсела к нему, сжимая его руку.
– Они в порядке, они в порядке! – шептала она, и Рон почти засмеялся и обнял её.
– Гарри, – сказал он через плечо Гермионы, – я…
– Нет проблем, – сказал Гарри, чувствуя себя хуже, пока боль в голове росла. – Это твоя сеьмя, конечно, ты волновался. Я бы чувствовал себя так же. – Он подумал о Джинни. – Я так себя и чувствую.
Боль в шраме достигала своей апогея, горя так же, как и в Норе. Он едва слышал, как Гермиона сказала «Я не хочу оставаться одна. Можно мы поспим в спальных мешках, которые я принесла, здесь?»
Он слышал, как Рон согласился. У него больше не было сил сопротивляться боли. Нужно было сдаваться.
– Ванная, – пробормотал он и вылетел из комнаты очень быстро, даже не переходя на бег.

- 89 -

Переидти к оглавлению

Страницы: 90 91 92