Гарри Поттер и роковые мощи

Смотрите также:

- 98 -

– Кричер стащил у нас кучу вещей, – сказал Гарри. Это был единственный шанс, единственная слабая надежда, которая им оставалась, и он был намерен цепляться за нее, пока ему не придется от нее отказаться. У него целая гора барахла в его чулане на кухне. Идем!
Он сбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки; остальные следовали за ним. Они производили столько шума, что разбудили портрет матери Сириуса, когда пробегали холл.
– Отребье! Грязнокровки! Мерзавцы! – крикнула она им вслед, когда они ворвались в полуподвальную кухню и захлопнули за собой дверь. Гарри пробежал через всю кухню, затормозил перед дверью чулана Кричера и распахнул дверь. Гнездо из грязных одеял, в котором домашний эльф спал когда-то, было здесь; но в них больше не поблескивали безделушки, которые спасал у себя Кричер. Осталась только старая книга “Природная знать: генеалогия волшебников”. Отказываясь верить своим глазам, Гарри схватил одеяла и потряс их. Мертвая мышь выпала из одеял и уныло покатилась по полу. Рон со стоном упал в кресло; Гермиона закрыла глаза.
– Все еще не кончено, – сказал Гарри. Повысив голос, он позвал: – Кричер!
Раздался громкий хлопок, и домашний эльф, которого Гарри против воли унаследовал от Сириуса, возник перед холодным, пустым камином: тощий, в половину человеческого роста; бледная кожа свисала складками, белые волосы торчали на ушах, по форме напоминавших уши летучей мыши. Он по-прежнему носил ту грязную тряпку, в которой они увидели его в первый раз, а презрительный вгляд, которым он посмотрел на Гарри, ясно показывал, что его отношение к смене хозяина не изменилось, как и его вид.
– Хозяин, – проскрипел Кричер своим голосом лягушки и низко поклонился, бормоча: “Опять в доме моей хозяйки, с предателем крови Уизли и грязнокровкой…”
– Я запрещаю тебе называть кого-либо “предателем крови” или “грязнокровкой”, – прорычал Гарри. Даже если бы Кричер не предал Сириуса Волдеморту, он бы все равно считал эльфа, с его налитыми кровью глазами и носом-рыльцем, весьма неприятным типом.
– Да, хозяин, – сказал Кричер, снова отвешивая низкий поклон. Гарри видел, как его губы беззвучно двигаются, несомненно, артикулируя ругательства, которые ему отныне было запрещено произносить.
– Два года назад, – сказал Гарри, сердце которого отчаянно билось, – в гостиной наверху был большой золотой медальон. Мы выбросили его. Ты украл его из мешка?
Последовало молчание; Кричер выпрямился, чтобы взглянуть прямо в лицо Гарри. Потом он сказал:
– Да.
– Где он теперь? – спросил Гарри с ликованием; у Рона и Гермионы был радостный вид.
Кричер закрыл глаза, словно не в силах видеть их реакцию на его последующие слова.
– Пропал.
– Пропал? – повторил Гарри, его восторг сходил на нет. – Что ты хочешь сказать – “пропал”?
Эльф вздогнул и покачнулся.
– Кричер, – яростно сказал Гарри, – я приказываю тебе…

- 98 -

Переидти к оглавлению

Страницы: 99 100 101