Шесть способов располагать к себе людей

Смотрите также:

- 19 -

2. 6 Как сразу расположить к себе человека.

Я стоял в очереди, чтобы отправить заказное письмо, на почтамте, что расположен на углу тридцать третьей улицы и восьмой авеню в Нью-Йорке, и обратил внимание, что сидящему на регистрации клерку явно надоела работа – взвешивать конверты, продавать марки, давать сдачу, выписывать квитанции – одна и та же монотонная скучная работа из года в год. Я подумал про себя: “Надо постараться расположить к себе этого парня. Очевидно, для этого необходимо сказать что-нибудь приятное, только не о себе, а о нем. Итак, – спросил я себя, – что же в нем есть такого, чем можно было бы искренне восхититься? ”
На подобные вопросы иногда весьма нелегко найти ответ, особено не имея достаточного опыта. Но в данном случае это не
Чарльзу Швэбу, были “искренни в своем одобрении и щедры в своих похвалах”? Мы все хотим этого.
Итак, будем же повиноваться золотому правилу и давать людям то, что хотели бы получить для себя.
Как? Когда? Где? Ответ один: Всегда и Везде.
Например, я спросил у служащего информации в радиоцентре номер кабинета Генри Саувэна. Одетый в щеголеватую униформу, клерк гордился, по-видимому, своей манерой давать справки. Четко и ясно он произнес: “Генри Саувэн (пауза), 18-й этаж (пауза), комната 1816″.
Я направился было к лифту, но затем вернулся и сказал: “Хочу поздравить вас с великолепным стилем, в котором вы ответили на мой вопрос. Он ясен и точен, и делаете вы это просто артистически. Такое не часто встретишь”.
Просияв от удовольствия, он об’яснил мне, почему он делал паузы и почему он произнес каждую из фраз именно так, а не иначе. Несколько моих слов заставили его выше поднять голову, а я, поднимаясь на восемнадцатый этаж, чувствовал, что в этот день добавил маленькую крупицу в общую сумму человеческой радости.
Чтобы начать проводить в жизнь эту философию признания, вы можете не дожидаться того часа, когда вас назначат послом во Франции или председателем комитета пикников у моря в “Клубе лосей” – закрытом привилегированном клубе наиболее консервативных членов республиканской партии. Вы можете с ее помощью творить чудеса каждый день.
Если, например, официантка принесет вам картофельное пюре вместо заказанного картофеля, жареного по-французски, давайте скажем: “Простите за беспокойство, но я предпочитаю жареный по-французски”. Она ответит: “Что вы, никакого беспокойства”. И будет рада выполнить ваш заказ, потому что вы проявили к ней уважение.
Коротенькие фразы, такие как: “Простите за беспокойство… “, “Не будете ли вы так добры… “, “Не угодно ли вам… “, “Будьте добры… “, “Благодарю вас… ” – эти маленькие любезности подобно маслу смазывают шестеренки монотонно работающего механизма ежедневной жизни, и, кроме всего прочего, являются признаком хорошего воспитания.
Давайте возьмем другую иллюстрацию. Читали вы когда-нибудь романы Холла Кейна – “Христианин”, “Судья”, “Человек с острова Мэн”? Миллионы людей читают его романы, многие миллионы. Он был сыном кузнеца. Его школьное образование ограничилось восемью классами, однако, к концу своей жизни он был богатейшим литератором, какого когда-либо знал свет.
Его история такова: Холл Кейн любил сонеты и баллады, он буквально проглотил все поэтические произведения Данте Габриэля Россети. Он даже написал сочинение, в котором пел хвалу шедеврам, вышедшим из-под его пера, и отослал копию самому Россети. Россети был восхищен. “Молодой человек, имеющий столь возвышенное мнение о моих способностях, – подумал он, – сам должен быть истинной драгоценностью. ” Итак, Россети пригласил этого сына кузнеца к себе в Лондон и сделал его своим секретарем. Это стало поворотным пунктом в жизни Холла Кейна, ибо в своем новом положении он стал ежедневно встречаться с прославленными писателями. Наставляемый их советами и воодушевляемый их поддежкой он начал свою писательскую карьеру, которая вознесла его имя на небеса.
Его дом в Грибэ Кэстль, на острове Мэн, стал Меккой для туристов со всех концов земного шара, и он оставил состояние в 2. 5 миллиона долларов. Однако, кто знает, он мог умереть в безвестности и нищете, если бы не написал эссе, в котором выразил свое восхищение перед знаменитым человеком.
знаете ли, не строят таких домов”. “Вы правы, – согласилась старая леди, – в наши дни уже не заботятся о красоте домов. Все, что нужно современным молодым людям – это небольшая квартира и холодильник, чтобы спать и есть, а время они проводят вне дома, шляясь на своих автомобилях. Этот дом – дом мечты, – сказала она голосом, дрогнувшим от нахлынувших нежных воспоминаний. – его построила любовь. Мы с мужем много лет мечтали о нем, прежде, чем смогли построить. У нас не было архитекторов. Мы все проектировали сами”.
Потом она повела его осматривать дом, и он искренне восхищался красивыми вещами, которые приобретались в путешествиях за границу и затем любовно хранились всю жизнь. Здесь были индийские шали и чайный гарнитур в староанглийском стиле, веджвудский фарфор и спальный гарнитур из Франции, полотна кисти итальянских живописцов и шелковые драпри, некогда висевшие во французском замке.
“Показав мне весь дом, – продолжал м-р Р., – она повела меня в гараж. Там, приподнятый на чурбаки, стоял почти новый “Паккард”. “Мой муж купил его незадолго до того, как ушел навсегда, – сказала она. – я ни разу не ездила на нем с тех пор… Вы умеете ценить настоящие вещи, и я решила подарить этот автомобиль вам”.
“Что вы, тетушка, – сказал он. – вы меня совершенно подавляете своей щедростью. Я, разумеется, вам черезвычайно благодарен, но не могу принять этого подарка. Ведь, строго говоря, я даже не родственник вам. Кроме того, у меня совсем новый автомобиль, а у вас, наверняка, много гораздо более близких родственников, которые будут счастливы получить этот “Паккард”.
“Родственники! – воскликнула она. – которые только и ждут, когда я умру, чтобы заполучить этот автомобиль. Но они его не получат”.
“Если вы не хотите отдавать его им, вы очень легко можете продать машину торговцу подержаными автомобилями”.
“Продать! – вскричала она. – вы думаете, что я могла бы продать, допустить, чтобы в автомобиле, который мой муж купил для меня, ездили совершенно чужие люди? И не подумаю продавать. Я дарю его вам. Вы умеете ценить красивые вещи! ”
Он искренне пытался отклонить этот подарок, но более уже не мог отказываться, не оскорбляя ее чувств.
Эта старая леди, оставшись совершенно одна в большом доме, со своими шалями, старинными гарнитурами и со своими воспоминаниями, страшно нуждалась хотя бы в небольшом внимании. Когда-то она была молодой и красивой, пользовалась успехом, с любовью построила этот уютный дом, со всей Европы привозила понравившиеся ей вещи, чтобы украсить его. Теперь, в своем старческом одиночестве, она страстно ждала хоть капельку душевного тепла, каплю сердечного признания, но никто не давал ей этого.
Когда же она неожиданно нашла это, как находят оазис в пустыне, благодарность ее была столь велика, что она не смогла выразить ее чем либо меньшим, чем подарком автомобиля.
Давайте возьмем другой случай, его рассказал мне д-р Д. М. Мак-Магон, заведующий нью-йоркской фирмой “Леви энд валентэн”, занимающейся планировкой парков и садов.
“Вскоре после прослушивания лекции “Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей”, я планировал разбивку сада в имении одного известного адвоката. Владелец вышел ко мне, чтобы дать несколько указаний о том, где бы он хотел высадить кусты рододендронов и азалий.
Я сказал: “Сэр, у вас замечательное хобби. Я восхищен вашими прекрасными собаками. Уверен, что вы будете выигрывать массу голубых лент каждый год на на большой выставке собак в
Закончив осмотр кабинета, приведшего Адамсона в совершенный восторг, они остановились у окна, и Истмэн, с присущей ему скромной и мягкой манерой речи, стал рассказывать о видневшихся вдали зданиях, которые были им выстроены и переданы в дар городу с единственной целью помочь страждущему человечеству. Это были – Рочестерский университет, общегородская больница, гомеопатическая больница, детская больница и т. П. М-р Адамсон горячо поздравил его с благородным идеализмом, руководствуясь которым м-р Истмэн использовал свое огромное состояние для облегчения человеческих страданий. потом Джордж Истмэн отпер стеклянную витрину и достал оттуда свое первое детище – фотокамеру, изобретенную одним англичанином и купленную у него Истмэном.
Адамсон попросил его подробнее рассказать о первых трудностях, которые ему пришлось преодолеть для того, чтобы начать свое дело. И м-р Истмен с большим чувством рассказал о бедности, с которой ему пришлось столкнуться в детстве, о том, как его рано овдовевшая мать вынуждена была содержать пансион, в то время, как он служил клерком в страховой конторе за пятьдесят центов в день. Ужас нищеты преследовал его день и ночь, и он твердо решил во что бы то ни стало заработать достаточно денег, чтобы его матери не пришлось до самой смерти обслуживать жильцов. М-р Адамсон поощрял его новыми вопросами на продолжение рассказа и слушал внимательнейшим образом, в то время как м-р Истмен рассказывал историю своих экспериментов с сухими фотопластинками. Весь день он работал в конторе, а потом дома занимался экспериментами иногда всю ночь, засыпая ненадолго, только пока его химикаты работали. Случалось, что он работал и спал, не раздеваясь, трое суток подряд.
Джеймса Адамсона ввели в кабинет Истмена в десять пятнадцать и предупредили, чтобы он не задерживался более пяти минут, но прошел час, прошло два часа, а они все еще продолжали беседовать.
Наконец, Джордж Истмен обратился к Адамсону и сказал: “Недавно я был в Японии, купил там несколько стульев и поставил их дома на солнечной веранде. Но со временем от действия солнечных лучей краска на стульях начала облезать. Обнаружив это, на следующий день я отправился в город, купил краску и сам покрасил стулья. Хотите посмотреть, как я справился с работой? Отлично. Пойдемте на ленч ко мне и я вам покажу”.
После ленча мистер Истмен показал Адамсону купленные в Японии стулья. Красная цена им была полтора доллара за штуку, но Джордж Истмен, сколотивший состояние в сто миллионов долларов, гордился ими, потому что сам покрасил их.
Стоимость заказа на стулья достигала 90000 долларов. Как вы полагаете, кто получил заказ – мистер Адамсон или его конкуренты?
С той поры до самой смерти м-ра Истмена их связывала с м-ром Адамсоном большая дружба.
Где же нам следует испытать силу волшебного камня признания прежде всего? А почему бы не начать прямо у себя дома? Не знаю другого такого места, где бы в этом было более нужды и где бы этим более всего пренебрегали. Должна же ваша жена обладать какими-то привлекательными качествами? Во всяком случае, когда-то вы видели их в ней, иначе бы просто на ней не женились. А не скажете ли, как давно вы в последний раз выразили ей свое восхищение? Как давно? Как давно!!
Несколько лет назад я ловил рыбу в штаб-квартире племени мирамичи в Ньюм-Брансвике. Я находился в полном одиночестве в глубине канадских лесов. Единственное, чем я располагал для чтения, был экземпляр местной газеты. Я прочитал все, что в ней было, включая рекламу, об’явления и статью Дороти Дикс. Эта статья так понравилась мне, что я вырезал ее и сохранил.

- 19 -

Переидти к оглавлению

Страницы: 20 1 2